Меню
12+

СМИ "Газета Варта-24"

21.05.2021 18:38 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Новый город на карте страны

Автор: Гуля Бессонова.

Во втором часу ночи в дверь квартиры заведующего районным финансовым отделом Ивана Михайловича Чекмарёва тихонько постучали. На пороге стоял сосед и председатель райисполкома Николай Фёдорович Фоменко. Иван Михайлович ничуть

не удивился, он ждал важной новости.

– Всё! Поздравляю! Определили город, – устало и радостно сказал Фоменко, так впервые сообщив о том, что Нижневартовску решено присвоить статус города.

– Наверное, был большой праздник?

– Да что вы! Некогда было праздновать! Нужно было обустраивать новый город! – говорит Иван Михайлович и объясняет: эта новость означала начало огромной работы. Трудной работы, которая была основой всей его жизни с самой юности.

П ервая запись в трудовой книжке Ивана Чекмарёва появилась 25 июля 1955 года, когда он, девятый из десяти детей многодетной семьи, выпускник Канашского финансового техникума, по распределению был направлен в Кондинский район Ханты-Мансийского автономного округа и принят на работу старшим налоговым инспектором в райфинотдел. Первым делом молодого руководителя вооружили: выдали в качестве табельного оружия наган. Двенадцать лет он работал в Кондинском районе, зимой разъезжая на санях по его просторам в тысячу километров, – другого транспорта в то время в районе не было.

Первому отпуску парень несказанно обрадовался, соскучился по маме, по родному дому, но вдруг понял, что весь отпуск съест дорога: из Кондинска до Тюмени, откуда летают самолёты, летом по воде восемь суток пути! Выручил пилот крошечного самолёта-амфибии «Ш-2», который по посёлкам развозил почту.

– Эта «шаврушка» летала со скоростью 80 километров в час, состояла из кабины пилота и небольшого багажника, набитого газетами и бандеролями, а всё же это был выход, – рассказывает Иван Михайлович, вспоминая, как с приключениями ехал в свой первый отпуск. Время отдавал Чекмарёв не только профессии, но и комсомольской работе. В местной комсомольской организации и супругу Светлану нашёл – для того, чтоб прожить с ней вместе более полувека. Частенько в Кондинском предлагали ответственному специалисту повышение, но Иван Михайлович всегда отказывался, ссылаясь на молодость. А вот от перевода в Нижневартовский район отказаться было нельзя.

Впервые на нижневартовскую землю Иван Чекмарёв ступил 23 февраля 1967 года.

– В аэропорту меня встречал председатель комитета народного контроля при горкоме партии и горисполкоме, будущий председатель исполкома Николай Яковлевич Устьянцев, который чуть позже стал председателем горисполкома. На горисполкомовской машине сразу повёз меня на работу. В Нижневартовске не было тогда ни одного капитального здания, зато посёлок только что стал районным центром – до этого центр был в Ларьяке.

Наш герой стал заведующим райфинотделом нижневартовского райисполкома, а в марте, когда прошли выборы, – и депутатом райсовета от Мегиона, который в то время тоже входил в Нижневартовский район.

– З а пять лет до 1972 года, до образования города Нижневартовска, не осталось ни одного населённого пункта, где бы я ни был. Ездил даже за Корлики – 70 километров на север, – вспоминает Иван Михайлович.

На его глазах вырос первый капитальный нижневартовский дом в 1969 году. А до того быстро возводили деревянные двухэтажки для рабочих – из сырого некачественного материала, проведённая в них наспех канализация порой не работала, и дома в тёплое время года стояли в стоковых вонючих лужах. Зимой нечистоты уносили из домов вёдрами. Не пройти! В посёлке не предполагалось создание коммунальных служб, и вся ответственность за ситуацию лежала на председателях горисполкома. А у тех не было ни техники, ни необходимых кадров.

Иван Михайлович рассказывает: приехал как-то весной в командировку из области первый секретарь обкома Борис Евдокимович Щербина – горячий, быстрый и резкий в решениях. Собрал всех членов бюро райкома партии и членов исполкома, и, надев болотники, повёл по городу.

– Идёт и ругается: «Довели посёлок до такого состояния. Обернувшись на председателя исполкома, зло сказал: «Председатель исполкома – это же ассенизатор!» Председатель исполкома Николай Яковлевич Устьянцев, фронтовик с красивой офицерской выправкой, обиделся: «Не буду работать, раз я ассенизатор!» Щербина тут же распорядился: «Соберите бюро, и чтоб его завтра же не было!» – так вспоминает наш герой давние события, сыгравшие большую роль в становлении Нижневартовска. Ведь для того, чтобы наладить нормальный быт жителей Нижневартовска, нефтяников, для того, чтоб появилось финансирование на организацию тех же коммунальных служб, Нижневартовск должен был поменять статус, он должен был стать городом.

С решением присвоить Нижневартовску статус города местные власти в президиум Верховного Совета в Москву выходили трижды. В Москве с решением не спешили: недавно дали статус города Ураю, где всего 12 тысяч населения, а запасы нефти Шаимского месторождения оказались совсем небольшими. Вот и сомневались наверху: останутся ли на Севере более 40 тысяч нижневартовских жителей, будет ли для них здесь работа, хватит ли для этого объёмов нефти? Но с приездом Щербины в Нижневартовск стало понятно: посёлок стремительно растёт, ему нужны другая организация, другой статус.

Комиссия, которая готовила документы на определение статуса города Нижневартовску, состояла из девяти человек, среди них был Иван Михайлович Чекмарёв. Именно он отправился в Ханты-Мансийск с подготовленным решением райисполкома.

– Д ело в том, что я был в хороших, дружеских отношениях с председателем окружного исполкома Антониной Георгиевной Григорьевой, с которой мы вместе работали в Кондинске. По мнению коллег, это должно было сыграть важную роль в продвижении решения. В область документы отправились уже без сопровождающего. Потом статус города Нижневартовска был утверждён Верховным Советом народных депутатов в Москве, и Нижневартовск начал стремительно расти и преображаться.

На строительство жилья, школ в Нижневартовске, по словам Ивана Михайловича, тогда давались неограниченные средства, всюду шумели сваебои и кланялись башенные краны, пяти-

этажки росли как грибы после дождя. Но число жителей росло ещё быстрее, увеличиваясь ежегодно на 12-15 тысяч человек.

– В самом начале освоения Самотлора очень нужны были рабочие руки, а расселять работников было ещё некуда. Часто в этой безвыходной ситуации начальники просто давали работнику стройматериалы: «Стройся!» Так стали появляться стихийные балочные посёлки, – вспоминает Иван Чекмарёв.

Один из них образовался прямо в центре города – там, где теперь находится парк Победы: 96 балков, построенных незаконным путём.

– На нас с заместителем председателя гор-

исполкома Владимиром Дмитриевичем Салминым были возложены обязанности контроля за сносом этих балков. В помощь нам выделили отряд милиции, – рассказывает Иван Михайлович, который одиннадцать лет возглавлял административную комиссию исполкома, занимавшуюся сносом незаконных строений.

Б алочники с радостью переселялись в новенькое благоустроенное жильё, однако опустевшие балки моментально заселяли родственники или друзья новосёла. Сотрудники милиции несли почти круглосуточную службу для того, чтобы позже нижневартовцы получили свою первую зелёную культурную зону отдыха – ныне парк Победы.

Двадцать восемь лет работал Иван Михайлович Чекмарёв в финансовом отделе нижневартовского горисполкома, десять лет занимал должность начальника налоговой инспекции.

В Нижневартовске они с супругой вырастили сына и дочь, выйдя на пенсию, решили уехать жить в родную для Ивана Михайловича Татарию, но не смогли без Нижневартовска, ставшего родным, – вернулись.

– Много сил отдал Нижневартовску, а вот оставить его навсегда был не в силах. Оказалось, что невозможно оставить город, который так трудно рождался на твоих глазах и благодаря твоим рукам – слишком много труда и любви в него вложено.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9