Меню
12+

СМИ "Газета Варта-24"

14.09.2021 14:18 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Город, отвоёванный у болот

Автор: Вероника Саитова. Фото автора.

За год до того, как Роберт Большаков приехал на Самотлор, он присутствовал на партхозактиве Тюменской, Рязанской и Пермской областей. Мероприятие состоялось в Рязани в 1970 году. На нём руководитель тюменского строительного комплекса Григорий Голтвянский рассказывал о строительстве города нефтяников. Роберт Большаков в то время был секретарём партийной организации, и, будучи по натуре человеком деятельным, в перерыве подошёл к Григорию Ивановичу узнать подробнее. Диалог закончился так:

– Нам нужны кадры. Вы готовы?

– Да.

Через месяц Большакову пришёл вызов. Администрация предприятия не отпустила молодого специалиста, сославшись на то, что кадры нужны и в Рязани, пригрозив мужчине лишением партбилета в случае ослушания. Да и квартиру его семья только что получила от управления механизации №15, где он работал главным механиком всего два года. Позже пришёл второй вызов. Но его исход был благополучнее предыдущего: после того, как райкому партии прислали запрос на имя Большакова, его уже не могли не отпустить на строительство города, куда были направлены взоры всей страны. Ведь это был прорыв в то время, здесь обнаружили одно из крупнейших месторождений нефти за всю историю человечества. Страна нуждалась в чёрном золоте, а Самотлор – в рабочих.

3 июля 1971 г. Роберт Большаков с товарищем приехал в строительное объединение Тюмени (позднее – Главк). Получив направление, они долетели до Сургута, затем пришли на пристань, чтоб добраться до Нижневартовска. По его воспоминаниям, было лето – самое время комсомольских строек, весь пирс «завалили» студенты, стояла жара, тридцать градусов с комарами и мошками, но ничего не пугало дерзких и мужественных комсомольцев. Кто-то ехал сюда ради трудовых побед, кого-то окрыляла романтика здешних мест и приключения, были и те, кто вдохновлялся возможностью заработать, как и наш герой, который планировал задержаться здесь максимум года на три. Вызов у молодого специалиста был для работы главным механиком управления механизации. Управляющий трестом «Нижневартовскжилстрой» Ян Малинский, ознакомившись с его документами, предложил ему поработать крановщиком: «Мы понимаем, что вы – главный механик управления, которое значится пока только на бумаге, но у нас стоит кран РДК-25 уже вторую неделю на том берегу Оби. Отсутствуют специалисты, чтобы запустить его. И с баржи его надо согнать, а у вас в трудовой есть опыт работы крановщиком». Наш герой, действительно, был хорошо знаком с данной техникой и легко согласился поработать на ней. Да и в зарплате выиграл, у механика она составляла 250 рублей, а у крановщика – 500 рублей.

– Ни железных дорог, ни самолётов, кроме АН-24, не было, вся продукция шла баржей. Так как отсутствовали башенные краны, большегрузные поставки разгружались краном РДК-25. Летом мы работали круглые сутки, – рассказывает Роберт Васильевич. – Позже меня назначили начальником участка механизации. Но когда хотели сделать из меня профсоюзного лидера, я не согласился. Мне нравилась моя работа, да и строительство в те годы шло бурно. Когда стал начальником участка грузоподъёмных механизмов, у нас в подотчёте значилось порядка 30 башенных кранов, гусеничные и неокраны.

Помимо основной работы на его плечи легла и общественная: в 1973 году Большаков был избран депутатом горсовета. В течение семи лет он отстаивал интересы трудящихся. Супруга вспоминает так: «Редкостью было Роберта застать вечером дома. Рано утром уходил, поздней ночью возвращался».

Рос город, росло и управление механизации, оно расширилось и разделилось на УМ-1 и УМ-2. Роберт Васильевич дорос до главного инженера управления №2, потом образовался трест «Строймеханизация», где он занял должность заместителя управляющего по производству. Ушёл на заслуженный отдых с должности главного механика объединения «Нижневартовскстрой».

– Трудовыми успехами город обязан многим личностям, таким как, например, Ян Малинский. Я у него многому научился. На мой взгляд, эта выдающийся строитель, человек-легенда, работа под его руководством оставила неизгладимый след в моей памяти, – признаётся Роберт Васильевич. – Он мыслил глобально, днём и ночью посещал стройобъекты, знал всё и обо всём. Когда на следующий день вёл аппаратное совещание, он загодя был осведомлён о всех «грешках» своих подчинённых. Спрятаться за чужой спиной при нём не получалось.

Следом за Робертом в Среднее Приобье покорять край непроходимых болот приехала его супруга с дочерью. Резеда Вайнуловна устроилась в школу №6. Первые годы семья ютилась в вагоне промзоны около аэропорта. Сложностей было много. Школьники ходили учиться за три километра, в тёплое время года кругом были овраги, полные воды. Как-то дочь Большаковых поскользнулась и упала в один из них. К счастью, всё разрешилось благополучно.

«Когда мы приехали в этот суровый край с непростыми условиями жизни, с глухими лесами и непролазными болотами, здесь все ходили в болотных сапогах, – вспоминают супруги Большаковы. – Жили мы в вагончике, отопление хоть и было, но нештатные ситуации часто возникали. Так в канун нового 1973 года термометр опустился до -53ОС, а в котельной сгорел трансформатор».

В условиях экстремального холода, когда замерзает буквально всё, люди действовали молниеносно, не давали друг другу погибнуть от холода. Сплочённость и дружба первопроходцев способствовали появлению уникального города, в котором счастливо сейчас живут уже их дети, внуки и правнуки.

«Весь Нижневартовск построен на болоте и на отсыпанном грунте. Дома стоят на сваях, ленточных фундаментов здесь нет, – рассказывает Роберт Большаков. – Чтобы осушить территорию и начать строительство, из карьеров завозили машинами песок». КРаЗы ломались, потом Татры у нефтяников заимствовали, когда Магирусы появились, дело пошло быстрее. Большаков вспоминает, когда началось строительство московских домов, столичным специалистам надо было подготовить котлован с коммуникациями, чтобы они начали монтаж, а спецтехника отсутствовала: «Мы грунт долбили клин-бабой и котлован готовили полгода, москвичей это не устраивало, они за год поднимали дом. Так город приобрёл японскую технику».

Когда Большакова назначили главным механиком объединения, послали его в Москву на курсы повышения квалификации. Комиссия осталась под большим впечатлением от его квалификационной работы, посвящённой тому, как разрабатывают мёрзлые грунты в условиях Севера. Она выделялась практической стороной вопроса, а не только касалась теоретического аспекта.

«Чудо в новогоднюю ночь», – так можно назвать эту историю. Обратная её сторона показывает, что Север не прощает легкомыслия, и отправляться в путь ночью, когда градусник приближается к отметке минус пятьдесят, опасно для жизни.

«В начале 1980-х мы сдали в Радужном первый деревянный дом. Работы закончили в канун Нового года. Бригаду отпустил, сам же остался с водителем. Машина у нас была новенькая, поэтому не тревожился, что сломается в пути, – рассказывает Роберт Васильевич. – Часов в семь вечера выехали в Нижневартовск. Не проехав и тридцати километров, машина всё-таки сломалась. Рядом никакого транспорта нет. Что делать? В заглохшей машине оставалось только замёрзнуть». Оказавшись в плену неизвестности, когда ждать помощи бесполезно, надо было проявить смекалку и действовать предстояло быстро: «Я снял кожаный ремень с брюк. Мы его разрезали, соединили. Так и воскресили свой автомобиль. В пять утра доехали до дома». Эта ночь стала настоящей проверкой на прочность. Супруга, видимо чувствовала опасность: «Роберт мне сообщил по телефону, что выезжает. Я накрыла стол, ждала. Прошло много времени, а его всё нет. Всё, думаю, потеряла мужа. Нам было-то по 32 года». После этого происшествия Большаков и его водитель ежегодно отмечали 31 декабря как второй день рождения.

Роберт Васильевич и Резеда Вайнуловна Большаковы поженились спустя девять лет после знакомства в 1962 году. Со свойственным молодости задором они бросили вызов всем трудностям и поехали на Север, где впоследствии обрели второй дом. Теперь энтузиазм четы Большаковых передался их детям, внукам и правнукам, которые также любят Нижневартовск и живут его интересами. Накануне юбилея чета Большаковых желает городу процветания, чтобы не затухала здесь та бурная жизнь и оптимизм, который всегда присутствовал.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3