Меню
12+

СМИ "Газета Варта-24"

10.09.2021 14:04 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Быть церкви на пристани!

Источник: 6 полоса

Храм в честь Рождества Иоанна Предтечи (ул. Октябрьская, 44) находится на месте исторически намоленном.

Мещане на левом берегу Оби, крестьяне на правом, – мы продолжаем путешествие в прошлое с Нижневартовским краеведческим музеем имени Т.Д. Шуваева, чтобы узнать больше о первых поселенцах нашего региона.

Итогом станет новый туристический маршрут по старым улицам Нижневартовска, и нам никак не обойти тему строительства церкви. Немногие, вероятно, знают, но Храм в честь Рождества Иоанна Предтечи, что на улице Октябрьской, 44, находится на месте исторически намоленном. Здесь в начале XX века была построена церковь преподобного Сергия Радонежского, и появилась она после почти трёхлетних споров, где быть церкви – на левом или на правом берегу Оби.

Помог благотворитель из Москвы

Юлия Ветюгова, старший научный сотрудник Нижневартовского краеведческого музея, наш проводник в прошлое, прежде всего напоминает, что мещане, селившиеся в юртах Вартовских (территория современного Вампугола) в конце XIX века, были родом из Сургута. Крестьяне, жившие на противоположном берегу – на Нижневартовской пристани, приезжали из-под Тобольска, первые упоминания о них датируются 1905 годом.

Церковь в селе Нижневартовском (территория Вампугола) была открыта 23 августа 1908 года и названа в честь преподобного Сергия Радонежского. Почему именно в честь этого святого, узнаём из «Тобольских епархиальных ведомостей», в которых в мае 1899 года просят отозваться благотворителей на помощь в постройке храма в Вартовских юртах. На призыв откликается московский протоиерей Пётр Соколов. В 1904 году он жертвует 5000 рублей с условием, чтобы церковь была посвящена преподобному Сергию Радонежскому и в ней совершались бы поминовения его усопших родственников.

Юлия Ветюгова поясняет, что история Нижневартовского прихода подробно освещена в исследовании профессора, доктора исторических наук Валерия Цыся и кандидата исторических наук Ольги Цысь, доцентов кафедры Нижневартовского государственного университета, опубликованном в сборнике «Западная Сибирь: история и современность. Краеведческие записки, выпуск XI». Причт состоял из двух человек – священника и псаломщика. Должность церковного старосты занимал В.И. Панкин, один из благотворителей храма. Как известно, старостой мог быть избран прихожанин, отличающийся благочестием и преданностью церкви, ответственно относящийся к нравственному порядку прихода и его материальному благополучию. Старосты ведали ремонтом храма, сбором пожертвований. Церковный староста помогал настоятелю прихода в управлении имуществом.

Церковь та просуществовала недолго. В 1911 она сгорела. Юлия Ветюгова рассказывает, что пожар в храме произошёл в ночь 31 января и уничтожил его дотла с иконами и церковной утварью. В дипломной работе иерея Артемия Шумбасова, обучающегося в Новосибирской православной духовной семинарии (ныне он настоятель храма в Нефтеюганском благочинии – И.Ч.), приводится письмо очевидца пожара, найденное в Томском государственном архиве. Тот услышал тревожный звон, собирающий прихожан тушить пожар, охвативший к тому времени пламенем весь храм. Трапезника, лежащего без чувств, нашли на колокольне. Обгорел он до неузнаваемости. Пожар усиливался, все бросились спасать утварь из алтаря, разбили стёкла, но и там было пламя. Люди отступили, чтобы никого не задавило во время падения колокольни и самого корпуса. Пожарных приспособлений не было. Народ пришёл с одними лопатами…

Александр Кайдалов был на стороне тех, кто видел церковь на прежнем месте – на левом берегу Оби. На снимке с женой Параскевой.

Мещане ищут свою выгоду

– Церковь сгорела, и начались споры, где быть новой, – продолжает Юлия Сергеевна. – Духовенство хотело, чтобы её построили на пристани, где уже жили люди, приехавшие в поисках лучшей доли из-под Тобольска. Именно им хотели поручить строительство церкви, так как они не были заинтересованы в возведении новой постройки на левом берегу и никакого спора с ними бы не возникло. Те же, кто проживал в юртах Вартовских, собирались отстроить церковь на прежнем месте, куда упал крест сгоревшей. У мещан, державших торговые лавки в этом селе, был свой интерес. Ханты, условно крещёные, хотя бы один раз в году должны были посещать церковь и, конечно, не могли не зайти в лавки мещан Кушникова, Панкина, чтобы набрать товара. Духовенство почему рассчитывало отстроить её заново на правом берегу? Здесь находилась деревянная пристань, к которой приставали пароходы. Стояла бы церковь на хорошем видном и не затапливаемом месте, и проезжающие жертвовали бы ей деньги. Но споры затянулись, и почти три года шла переписка, где начинать строительство.

Юлия Ветюгова рассказывает, что был организован строительный комитет, и председатель Александр Кайдалов вместе с мещанином Абрамом Кушниковым собирали подписи за строительство церкви на прежнем месте. Людям, которые обжились на левом берегу Оби, было затратно раскатывать брёвна домов и переносить их на другую сторону Оби. Тем временем нижневартовский причт вместе с полицейским приставом также последовательно объезжал все селения прихода, проводя церковно-приходские сходы и собирая резолюции «за» или «против» строительства храма на новом месте. Из деловой переписки по постройке церкви Сергия Радонежского видно, что у местного духовенства было пренебрежительное отношение к торговцам села, а именно к сургутским мещанам. Александра Кайдалова называют человеком молодым и неопытным, хотя ему на момент ведения переписки исполнилось 36 лет. Духовенство считало, что мещане, имеющие дома в Сургуте, не заинтересованы в развитии территории и лишь ищут своей выгоды. Поэтому Духовная Тобольская консистория вынесла окончательный вердикт: церкви быть на пристани. Был набран новый строительный комитет, председателем которого стал священник Калюжный. Взяли в строительный комитет тех, кто жил на пристани. Строить церковь начали в 1913 году, закончили в 1917-м. Могли бы, вероятно, быстрее, но помешала Первая мировая война. По легенде, к строительству церкви были причастны братья Ламбины. Они вырубали лес на острове Церковном, который находится между современным Нижневартовском и Излучинском, и по одной из версий выкупили у церкви древесину для постройки и собственного двухэтажного дома, на месте которого в настоящее время находится Музей истории русского быта.

Артемий Ламбин, старший из братьев Ламбиных, участвовавших в строительстве церкви Сергия Радонежского на правом берегу Оби.

Клуб, склад и снова храм

Известно, что братья Ламбины – Артемий, Тихон и Степан – приехали в Среднее Приобье из Бронниковской волости Тобольской губернии в начале 1910-х годов. Изначально жили в селе Нижневартовском на левом берегу. Были крестьянами, подрабатывали на пристани, занимаясь заготовкой дров. Юлия Ветюгова продолжает, что если бы не было тех споров о том, где строить церковь, то, возможно, и нашего города сегодня не существовало. Ведь что такое церковь? Это негласное общественное место, общественный центр, куда и в праздники, и в будни стекались люди. Новая церковь была похожа на предыдущую. Далее её ожидала непростая судьба. В годы советской власти церковь отдали под клуб. В 1988-м Нижневартовский горисполком решил вернуть здание церкви. И хотя к тому времени здесь уже был не клуб, а склад, через год храм полностью восстановили. Далее, мы знаем, что в 1994-м году он сгорел, и вновь уже в начале 2000-х годов его отстроили заново. Юлия Ветюгова поделилась тем, что совсем скоро храм откроется после реставрации и его прежняя история будет доступна для горожан, чтобы любой человек мог узнать больше о том, с какими обстоятельствами было связано строительство храма и какие люди участвовали в его возведении.

Материалы проекта подготовлены на средства гранта, предоставленного Департаментом общественных и внешних связей Югры.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

5