Меню
12+

СМИ "Газета Варта-24"

16.07.2021 17:37 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Берег, с которого всё начиналось

Автор: Гуля Бессонова. Фото автора.

К вечеру каждый из трёх автоматов, с утра забитых доверху свежим тиражом центральной прессы, пустел. Номера «Правды» и «Известий» мигом разбирали пассажиры для того, чтобы расстелить прямо на грязном полу тесного зала ожидания Тюменского аэропорта. Так в конце марта 1965 года привычно укладывались на ночлег, застряв в Тюмени на несколько суток, самые разные специалисты со всех концов Советского Союза в ожидании рейса на Север, где нашли нефть.

– Самолётов не хватало, конечно, для того, чтобы сразу вывезти всех, – вспоминает Николай Иванович Чернов, который шестнадцатилетним юношей вместе с родителями из родного Туймазинского района Башкирии, где объёмы бурения совсем упали, отправился в Западную Сибирь, к землякам. – Работяги устали ждать и написали обращение в обком партии. Первый секретарь обкома среагировал незамедлительно, приехал в аэропорт, встретился с нами. Самолётов свободных не нашёл, но выход предложил: «Отправим вас до Тобольска на автобусах, оттуда улетите!»

Этот путь на Север был долгим: пустившись в дорогу 29 марта, на нижневартовскую землю Черновы ступили только 8 апреля. Наш герой запомнил эту дату навсегда, потому что семья запланировала переезд на время весенних школьных каникул. Николай Чернов той весной уезжал не просто из родного края, а навсегда – из школьного детства – в новую трудовую жизнь.

Николай Иванович рассказывает, а у меня перед глазами – словно яркие кадры фильма, где герои преодолевают сложности на каждом шагу: автобус, сначала резво побежавший по трассе, застрял в раскисшем зимнике, и вещи пришлось перекидывать по цепочке через полынью, потом – пятичасовой перелёт на почтовом Ан-2 до Сургута.

– В Нижневартовске садились прямо на замёрзшую Обь. Пассажиры с ужасом смотрели в иллюминатор – вокруг самолёта было море воды – река уже таяла, женщины стали кричать: «Ой, тонем!», но будничные лица пилотов всех успокоили. Вышли. Приехавшая из посёлка машина забрала и нас. На почте нас встретил Сергей Степанович Петров, начальник энергоцеха «Мегионнефти», где предстояло и мне начать свою трудовую деятельность и получить специальность электрика.

Учился у фронтовиков

Именно с энергетиков начинался любой промысел, ведь без электроснабжения никакого бурения быть не могло. Работа осложнялась тем, что не было у электриков никакого инструмента, даже изоленты. Всё делали вручную, для опор электропередачи сами рубили лес на перекрёстке нынешних улиц Мусы Джалиля и 60 лет Октября, ошкуривали, копали под них ямы, поднимали опоры, натягивали провода – всё вручную.

– Больше всего меня поражали люди, с которыми я повстречался тогда в «Мегионнефти», – признаётся Николай Иванович. – Среди них было много участников Великой Отечественной войны. Для этих могучих людей не существовало безвыходных положений, не было ничего невозможного, брались за работу, которую делать раньше не приходилось. Им было всё по плечу!

А другие в наших краях просто не оставались. Николай Иванович вспоминает, что первое лето на Баграсе, где бурили первые скважины «Мегионнефти», было холодным: снег лежал до середины июня, потом зарядили холодные дожди. До лета рабочие доедали на промыслах то, что было завезено в прошлую навигацию. Продуктов оставалось не так много, так что в меню рабочей столовой на Мусы Джалиля не было никакого разнообразия. Здесь каждый день подавали одно и то же блюдо: макароны с колбасным фаршем. Те, кто приехал за длинным рублём и особыми благами цивилизации, уезжали обратно на «большую землю». Оставались настоящие созидатели – мужественные и отчаянные мечтатели, которые знали: «Город будет, саду – цвесть!»

Николай Чернов мужал, учась у них немедленно и без сомнений браться за невозможное. Как-то в паводок, когда вода стремительно прибывала, ему пришлось срочно вручную поднимать над рекой дизельный генератор, спасая от затопления. На самый сложный фронт работ всегда бросали комсомольцев. Со строительным материалом, с оборудованием приходили на Баграс баржи, которые разгружались руками комсомольцев. Они же освобождали от леса ленты будущих нижневартовских улиц. Живя в палатках, возводили первые нижневартовские дома и давали начало новым семьям, новой жизни, новым традициям. Важной приметой, вехой того времени стали комсомольские свадьбы.

Полвагончика, столовый сервиз и книга

– В ЗАГС молодожёны поехали на пожарной машине! Ну, что смеётесь? По-другому до него было не добраться! – рассказывает Николай Иванович о первой комсомольской свадьбе в «Мегионнефти».

Комсомолец Валерий Монахов, который на Баграс приехал, демобилизовавшись из рядов Советской армии, в энергоцехе предприятия работал и слесарем, и сварщиком, женихом был видным. И невеста его Надежда, тоже комсомолка, была хороша. Встречались недолго, решили пожениться.

Самым ценным подарком для молодых, конечно, было своё жильё – новой семье выделили половинку вагончика.

– Вы бы видели тот вагончик. Снаружи – жесть, внутри фанерная обшивка, а между – стекловата. Зимой в морозы вагончик жутко скрежетал, – вспоминает Чернов с улыбкой.

Но и там Надежда умудрилась создать уют и тёплую атмосферу семейного дома. Комсомольцы о подарке для молодой пары позаботились заранее. В Старом Вартовске рядом со старой деревянной школой строили новое кирпичное школьное здание. Комсомольцы взялись помогать на стройке и на заработанные деньги купили молодожёнам столовый сервиз и «Книгу о вкусной и здоровой пище».

Сегодня Валерий Монахов с супругой живут в Тюмени. Они вырастили троих детей, у них много внуков.

Мой адрес – не дом и не улица

По словам Николая Ивановича, первые комсомольские свадьбы танцевали под баян и радиолу. Уже потом в «Мегионнефти» образовался вокально-инструментальный ансамбль «Самотлор» – музыкантов звали на все свадьбы. И чаще всего им приходилось исполнять шлягер того времени: «Мой адрес – не дом и не улица. Мой адрес – Советский Союз!»

– Именно этот ансамбль развлекал гостей на моей свадьбе! – вспоминает Николай Иванович. – Да и знаменитый фестиваль «Самотлорские ночи», как мне кажется, начался с конкурса ВИА. Наш «Самотлор» всё время пикировался с ансамблем СУ-909. Споры стояли нешуточные: «Вы не профессионалы, на слух мелодию подбираете!» – упрекала наших музыкантов Валентина Плотникова. А ребята в ответ строчили по памяти ноты какой-нибудь песни, чтоб доказать свою музыкальную грамотность. Песня помогала нам, объединяла, как и сложности и лишения.

Молодёжный город жил будущим, легко и с юмором относясь к таким привычным бытовым тяготам, как отключения электроэнергии и водоснабжения, и радуясь каждому новому объекту соцкультбыта. Большим событием стало открытие в 1966 году первой общественной бани на улице Мусы Джалиля. Николай Иванович вспоминает: воду для бани качал насос прямо из реки, а потому выливалась она из банного крана вместе с мелкой рыбёшкой. Открывшейся вскоре городской студией телевидения нижневартовцы просто гордились: установленная на месте нынешнего монумента Спортивной славы Нижневартовска буровая вышка, превращённая в телевизионную антенну, была настоящей достопримечательностью города нефтяников.

– Нижневартовск был мечтой, которая осуществилась, – говорит Николай Иванович и признаётся, что не может налюбоваться современным Нижневартовском, в котором ему дороги каждый бордюр, каждая цветущая клумба. А самым любимым местом для Николая Чернова вот уже более полувека остаётся набережная Оби.

– А как иначе? – улыбается Николай Иванович. – Ведь с этого берега и начиналась наша общая с городом история.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9