Меню
12+

СМИ "Газета Варта-24"

29.11.2021 12:46 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Наш «рыбный» фронт

Автор: Ирина Черепанова. Фото из семейного альбома Е. Максимовой.

Зоя Перемитина (в центре) в довоенные годы.

Улица Первомайская, в квартале от Музея истории русского быта, может стать ещё одной остановкой по пути следования нового туристического маршрута Нижневартовского краеведческого музея имени Т.Д. Шуваева. Здесь на берегу находилась в сороковые годы прошлого века пристань, и нам она интересна на маршруте в связи с одним обстоятельством.

Руки от соли не заживали

В предыдущем материале мы рассказывали о том, что в 1942 году в Нижневартовске создаётся рыбозавод. Из истории известно, что весной этого года к десяти фронтам Великой Отечественной войны добавляется, образно говоря, ещё один – Обь-Иртышский. В связи с тем, что на европейской части СССР велись боевые действия, недостаток рыбы должен был восполнить «рыбный фронт» севера Западной Сибири. Были изданы соответствующие постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке» и Омского обкома ВКП (б) и облисполкома «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Омской области». Основная нагрузка по добыче рыбы легла на национальные округа – Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий. Таким образом в истории нашего с музеем проекта появляется сельская пристань.

Старший научный сотрудник Нижневартовского краеведческого музея имени Т.Д. Шуваева Юлия Ветюгова поясняет, что летом 1942 года к пристани пришвартовался пароход «Орджоникидзе», на котором были спецпереселенцы и эвакуированные – всего около двухсот человек.

Была среди прибывших Екатерина Курганова и трое её детей. В начале Великой Отечественной войны семья оказалась в оккупации в городе Торопец Тверской области. Отец и мать Кургановы вынужденно работали на немцев, а после освобождения города советскими войсками за сотрудничество с врагом Екатерину Никифоровну с детьми отправили в Сибирь. В Нижневартовске у неё был выбор: идти на рыбозавод или в колхоз. Она пошла со средней дочерью Нинель на рыбозавод. Здесь все рубили и носили лёд, сортировали рыбу, засаливали, закладывали её в бочки. Труд ручной, немеханизированный. Руки от соли не заживали. Вместе с Верой Радионовой Нинель плавала на плашкоуте – грузовом судне с малой посадкой – на рыбацкие угодья за рыбой. По двое-трое суток девушкам приходилось ждать загрузки, часто им не хватало прихваченных в дорогу продуктов.

Первое жильё – землянка

Работала на рыбозаводе и мать Евдокии Максимовой, заслуженного учителя школы РФ, почётного гражданина города Нижневартовска. До войны семья жила в деревне Соснино. В 1942 году умер от ран глава семьи Пётр, и 22-летняя Зоя Перемитина с тремя детьми на руках перебирается в Нижневартовск к жене дяди, воевавшего на фронте. Дом небольшой, в семье родственников восемь детей, сестра тёти, бабушка, но они радушно приняли родню. Зоя Перемитина вначале устроилась на молоканку сторожем.

– Летом 1943 года она вырыла землянку, обшила её изнутри жердями, таким же сделала потолок, оставив земляным пол. Маленькое окошко и самодельная печка – вот наше первое собственное жильё, которое просуществовало зиму. Весной землянку залила вода. Мама в это время уже работала на рыбозаводе, и нам дали маленькую квартирку в двухэтажном доме, а потом маленький домик с небольшим огородом. На нём мы сажали картошку и овощи, – так вспоминает Евдокия Петровна о том, как они начинали обживаться на новом месте.

Землянка находилась в районе нынешнего переулка Кооперативный буквально через три дома от улицы Лопарева. Старожилы помнят, что неподалёку стояло двухэтажное здание Госбанка.

– Работникам рыбозавода раздали скот с последующим выкупом. Нам досталась корова, – продолжает Евдокия Петровна. – Мама сделала для неё стойло в виде шалаша, утеплила сеном, вход прикрыла приставной дверью, завешанной мешковиной. В стайке зимой было, конечно, холодно. В десять лет я оставалась за старшую в доме, так как мама уходила с обозом в Сургут – отвозила на консервный завод рыбу. Мне надо было в это время варить и кормить младших братьев, убирать в стайке у коровы, носить воду с реки. Особенно тяжело было доить корову. Руки коченеют, приходилось их постоянно отогревать за пазухой и снова за работу. С нетерпением и тревогой я ожидала маму. Страшно боялась, что по дороге она может замёрзнуть. Зимы стояли суровые, морозы опускались до минус 50-60, одежды тёплой почти не было, вот и приходилось матери в основном идти за санями, чтобы не уснуть и не замёрзнуть. Одна у матерей была тогда радость, что дети находятся под присмотром, так как при рыбозаводе был детский сад, а заведующая Александра Николаева слыла чутким, добрым и отзывчивым человеком.

Из далёкого детства Евдокия Петровна помнит, как отменили карточки, но хлеба хватало не всем. По ночам в очереди подростки ждали открытия магазина. Чтобы скоротать время и не замёрзнуть, играли в прятки.

Ближе к утру приходили мамы, покупали хлеб, и ребятишки тут же отламывали по кусочку ещё не остывшего, горячего, ароматного, самого дорогого на свете продукта.

Красные купола победили

На рыбозаводе рабочие занимались не только рыбой, но и выполняли разную работу: заготавливали корма для лошадей, валили и сплавляли лес, пилили его на дрова, пахали землю. Во время сыпного тифа в 1944-1945 годах работницы рыбозавода были направлены санитарками в помощь медицинским сёстрам, которые по трое суток без сна выхаживали больных. Евдокия Петровна также помнит, как приходили к матери женщины, и каждая просила, чтобы она вспахала ей огород первой. Плуг больше пахаря, но хрупкая Зоя Егоровна бралась и за такую тяжёлую работу. Зимой 1945 года она ухаживала за лошадьми, каждую ночь давала им сено. Брала с собой на конюшню дочь. Однажды в конце февраля шли они ночью по улице и неожиданно увидели на небе странное свечение. То поднимались вверх, то опускались красные и белые столбы. Потом белые исчезли, осталось ярко-красное небо. Девочка испугалась, и мама завела её в домик, где горел огонёк и жила бабушка по фамилии Пьянкова со своим внуком. Она тоже наблюдала за сиянием в небе и сказала, что скоро будет Победа в Великой Отечественной войне, потому что красные купола победили. Небо вскоре приняло прежний вид тёмно-синего купола с яркими звёздами, а в мае, как и предсказывала бабушка, пришла Победа.

Есть первые отклики

Начиная совместный с краеведческим музеем проект «Тихая моя родина», мы открыли для себя много нового благодаря той кропотливой работе, которую ведут сотрудники музея. От них не ускользает ни одна деталь. Никогда бы не подумала, что маленькая фотокарточка в альбоме моих родителей может оказаться нужной музею. Датирована она началом 50-х годов прошлого века. На ней бабушка, папина мать, его старший брат и племянник готовятся к похоронам. У гроба ещё две женщины, одну из которых мои тётушки узнали – это первая жена папиного брата Аделя. У неё была редкая немецкая фамилия. Теперь ждём, когда другие родственники, живущие за пределами Нижневартовска, напишут, кто ещё на снимке, и кого собираются похоронить на кладбище, что на улице Школьной. Многие надгробия здесь разрушены временем, выглядят безымянными, возможно, когда-нибудь их станет меньше…

О том, каким трудом занят сейчас музей, работая над созданием туристического маршрута по улицам старой части города, а также восстановлением имён тех, кто захоронен на первом кладбище, знают бывшие нижневартовцы. В редакции есть отклики от тех, кто проживает в Краснодарском крае, в Тюмени, где организовано «Ханты-Мансийское землячество – Югра». Просят поблагодарить сотрудников музея, старожилов за их работу по восстановлению имён первых поселенцев Нижневартовска, за труд, связанный с организацией очистки кладбища от поваленных деревьев. Северяне называют фамилии родственников, похороненных на первом кладбище, и готовы поделиться дополнительной информацией о них. Напомним, что всё кладбище разбито на сектора, каждое захоронение сфотографировано. Некоторым бывшим нижневартовцам мы отправили снимки захоронений, предоставленные куратором нашего проекта Юлией Ветюговой. По словам Юлии Сергеевны, в будущем музей собирается оцифровать все собранные о людях сведения, чтобы любой мог прочитать информацию о человеке, жившем в Нижневартовске и оставившем после себя добрую память.

Материалы проекта подготовлены на средства гранта, предоставленного Департаментом общественных и внешних связей Югры.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6