Меню

СМИ "Газета Варта-24"

07.05.2019 12:24 Вторник
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 65 от 07.05.2019 г.

Кто голодал, тот цену хлебу знает

Автор: Людмила Подройкова. Фото из архива семьи.
Источник: 5 полоса

Сегодня в проекте «И всё о той войне...» мы публикуем эпизоды из жизни пятилетней девочки, оказавшейся в блокадном Ленинграде. В январе вся страна отметила 75-ю годовщину освобождения города на Неве из кольца осады. В музее нижневартовского центра «Патриот» собраны десятки предметов, найденных поисковиками в окопах, где насмерть стояли защитники Ленинграда.

Мучительный голод, жуткий холод и трагическая смерть близких людей... Рассказывая о жизни в блокадном Ленинграде, Ида Александрова то и дело сжимает ладонями виски. Даже по прошествии 75 лет эти воспоминания для Иды Павловны слишком тяжелы. Коренная ленинградка, она родилась за пять лет до войны. Помимо их дружной семьи из четырёх человек, на тот момент там жили дедушка, бабушка, две мамины сестры и их малолетние дети. Взрослые мужчины работали на Кировском заводе, который, несмотря на близость фронта, не прекращал действовать. «Когда началась блокада, все родственники собрались в одной квартире, так было легче выживать, – рассказывает Ида Александрова. – Мой папа был инвалидом детства, на фронт его не взяли. Он был партийным работником, итак-то редко дома бывал, а в войну мы и вовсе его почти не видели. Да и маму тоже. Родители занимались организацией жизни блокадного города, собирали раненых, ночами дежурили на крышах домов – сбрасывали фугасы».

В первую же неделю блокады немецкая авиация разбомбила все объекты жизнеобеспечения, в домах не стало воды и света, не работало отопление. Голод начался в первый месяц осады. Взяв Ленинград в кольцо, немцы через два дня разбомбили продовольственные склады, и уже через неделю, 15 сентября 1941-го, были снижены нормы выдачи продуктов. В ноябре были отмечены первые случаи, когда люди от голода теряли сознание, падали на улицах, на рабочих местах. Детей на улицу не пускали, так как появились случаи каннибализма. В блокадном Ленинграде у каждого был свой рецепт выживания.

Первой в большой семье умерла бабушка, отказавшись от еды ради детей. А вскоре похоронили младшую мамину сестру – у неё было больное сердце, она не выдержала постоянного напряжения. «Зимой 41-го в нашей семье произошла трагедия. Тётя моя пошла хлебные карточки отоварить, из взрослых никого дома не было, и она попросила соседку присмотреть за годовалой дочкой. Та хотела обогреть девочку возле буржуйки, но у неё случился обморок, и она уронила мою сестрёнку прямо на плиту… Спасти ребёнка не смогли, и соседка тоже умерла от разрыва сердца», – тихо, почти шёпотом, говорит моя собеседница.

Запомнила Ида день 6 июля 1942 года, когда в городе объявили банный день. Но помыться не удалось – в баню попала бомба, люди выбегали на улицу нагишом. К счастью, снаряд не разорвался. Вернулись домой – а дома нет, одна воронка и остатки стен. Хорошо хоть документы мама взяла с собой, так что им дали другую квартиру. Вскоре всю семью отправили в эвакуацию в Андижан. «На какой-то станции папа вышел за продуктами и водой, а тут появились немецкие самолёты, поезд рванул с места, и папа остался на перроне. Документы в поезде у нас украли, и когда мы приехали в Андижан, официально никто нашей семьёй не стал заниматься. Всё же маме удалось найти пристанище – нас пустили в сарай. А папа разыскал-таки нас через несколько месяцев», – память женщины нанизывает одно событие на другое.

В Узбекистане семью настигло очередное горе – заболела и умерла младшая сестра Иды. Родители долго не могли оправиться от стольких потерь. После войны глава семейства получил приглашение вернуться в Ленинград, но денег на переезд не было, так и остались в Узбекистане. Потом у Иды появилась сестрёнка, и она перестала чувствовать себя одинокой. После окончания десятилетки Ида отправилась в родной Ленинград, хотела продолжить учёбу в лесотехническом, недобрала всего лишь один балл – из-за этого её не зачислили. Вернувшись в Андижан, поступила в пед-

институт, потом несколько лет преподавала математику в школе, вышла замуж, родила дочку и сына. В 1966-м мужа направили в Тюмень, а в 1979-м перевели в Нижневартовск.

В нашем городе Ида Александрова 25 лет работала завучем в школе №8. И хотя сейчас она на заслуженном отдыхе, однако считает своим долгом участвовать в патриотическом воспитании молодого поколения. «Сейчас среди вартовчан осталось семеро жителей блокадного Ленинграда. Мы общаемся с поисковиками центра «Патриот», со старшеклассниками, рассказываем о страшных испытаниях, которые прошли ленинградцы, чтобы каждый молодой человек мог почувствовать, как было тяжело в то время выжить и сохранить при этом человеческое достоинство», – определила свою миссию Ида Александрова. Несколько раз она ездила в город, где родилась. Во время таких поездок Ида Павловна обязательно идёт на Пискарёвское кладбище, где похоронены её родственники. Она помнит 125-граммовый кусочек блокадного хлеба, который спасал её от голодной смерти, и никогда не выкидывает хлеб. Несмотря на трагические события в жизни, она считает себя счастливой женщиной, у неё десять потомков: сын и дочь, четверо внуков и столько же правнуков. Недавно Ида Александрова издала книжку стихов в память о родных, не переживших блокаду.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

65